Борис Николаевич Комиссаров (1939-2021)

Российская и мировая историческая наука понесли тяжёлую утрату.

4 сентября 2021 г. после продолжительной болезни скончался Борис Николаевич Комиссаров – крупнейший специалист по истории Бразилии, выдающийся источниковед-латиноамериканист.

Борис Николаевич родился в Ленинграде 8 декабря 1939 г. Его отец Николай Осипович Комиссаров преподавал физику в ленинградских вузах, умер в блокаду (1942). Мать – Евгения Борисовна Утевская – была по профессии медиком. В войну семья была в эвакуации в Чкалове (Оренбурге), вернулась в Ленинград в 1945 г. Окончив школу в 1957 г., Б.Н. столкнулся с барьером, возведённым прихотью Н.С.Хрущёва для абитуриентов из семей интеллигентов: для зачисления на дневное отделение требовались два года рабочего стажа.Устроившись на работу, Б.Н. поступил на вечернее отделение Герценовского пединститута и получил высшее образование там и в ЛГУ за 4 года, выполнив программу II и III курса за один год. В 1961 г. Б.Н. под руководством проф. В. Г. Ревуненкова защитил в ЛГУ диплом с отличием, опубликовал свою первую статью и получил рекомендацию в аспирантуру.

Исследовательские интересы Б.Н. очень рано сконцентрировались на тех источниках по истории стран Латинской Америки, прежде всего Бразилии, что были созданы подданными Российской Империи, и прежде всего – на материалах экспедиции в Бразилию 1821–1829 гг. под руководством Григория Ивановича Лангсдорфа. В 1963 г. Б.Н. познакомился с Ноэми Григорьевной Шпринцин (1904–1963) – исследовательницей наследия Лангсдорфа – и получил по завещанию её научный архив. Впоследствии, выполнив научное описание фонда Н. Г. Шпринцин, Б.Н. сдал его в Ленинградское отделение Архива Академии Наук. Тогда же – в 1963 г. – Б. Н. завязал первые контакты с бразильскими исследователями. В дальнейшем благодаря содействию и многотрудному участию Б.Н. в Бразилии было осуществлено несколько масштабных публикаций. В 1981 г. было издано описание материалов экспедиции Лангсдорфа, хранящихся в архивах СССР; перевод на португальский осуществил профессор университета Бразилиа Маркос Пинту Брага. В июле 1988 г. увидели свет – в трёх больших томах – все рисунки, выполненные членами экспедиции Лангсдорфа и хранящиеся в архивах СССР. А в 1996–1998 гг. были опубликованы в 3 томах и дневники Лангсдорфа, переведённые с немецкого на португальский.В этих зарубежных публикациях Бориса Николаевича были воплощены результаты его многолетних исследований, выполненных по большей части в Ленинграде / Санкт-Петербурге.

С сентября 1962 по сентябрь 1963 г. он работал младшим научным сотрудником Отдела фондов Центрального государственного исторического архива в Ленинграде (ныне РГИА). С сентября 1963 по сентябрь 1964 г. учился в очной аспирантуре на кафедре новой и новейшей истории исторического факультета ЛГУ. Научным руководителем его кандидатской диссертации «Материалы экспедиции Г.И. Лангсдорфа в Бразилию (1821–1829) как исторический источник» был всё тот же профессор В.Г. Ревуненков. Защищена диссертация была на историческом факультете ЛГУ в феврале 1970 г. На кафедре новой и новейшей истории ЛГУ / СПб ГУ Борис Николаевич работал в качестве ассистента (1964–1973), доцента (1973–1985) и профессора (1985–2003). В 1977 г. увидели свет сразу две монографии Б. Н. : «Первая русская экспедиция в Бразилию» и «Русские источники по истории Бразилии первой трети XIX века». Последняя из названных монографий была защищена в качестве докторской диссертации 22 января 1980 г. в Ленинградском отделении Института истории СССР АН СССР (ныне СПб ИИ РАН). Это было важное событие в научной жизни той поры. До Бориса Николаевича никто в СССР не защищал докторских диссертаций по источниковедению истории стран Латинской Америки. Александра Дмитриевна Люблинская – крупнейший специалист по источниковедению позднесредневековой истории Франции –дала работе Б.Н. высокую оценку, подтвердив её соответствие профессиональным требованиям, отработанным на европейском материале. Она скончалась от сердечного приступа прямо во время защиты: «в гроб сходя благословила» в более буквальном смысле, чем в случае Державина — Пушкина.

В последующие годы Б. Н. занимался историей становления отношений России с Португалией / Бразилией. Описана эта история в двух монографиях: «Петербург – Рио-де-Жанейро. Становление отношений. 1808–1828» (Л., 1987) и – в соавторстве с С. Г. Божковой – «Первый российский посланник в Бразилии Ф.Ф. Борель» (СПб., 2000). Тогда же у Б.Н. наконец появилась возможность поработать в изучаемой стране. В ноябре 1990 – ноябре 1992 г. он находился в научной командировке в Бразилии. В июле – октябре 1993 г. стажировался в Ибероамериканском институте в Берлине. Для подготовки перевода дневников Лангсдорфа Б. Н. ещё раз посетил Бразилию в ноябре 1995 – феврале 1996 г. По совокупности заслуг перед бразильской исторической наукой 29 мая 2002 г. президент Бразилии Фернанду Энрики Кардозу издал декрет о награждении Б. Н. орденом Рио Бранко степени Комендадор.

В 1993–2003 гг. Б.Н. заведовал кафедрой новой и новейшей истории исторического факультета СПбГУ. Последние три года его работы в этом качестве ознаменовались острым конфликтом с деканом факультета И.Я. Фрояновым и его сторонниками на факультете. Комиссаров и Фроянов исходили из весьма разных представлений о перспективах российской исторической науки, и столь же непримиримо различны были их кадровые предпочтения. В 2003 г. Б. Н. покинул исторический факультет СПбГУ и с тех пор до ухода на пенсию работал в Смольном Институте свободных искусств и наук, имея также часть ставки профессора кафедры всеобщей истории Факультета социальных наук РГПУ им. А. И. Герцена.

Хотя в научных интересах Б.Н. явно наличествовало бразильское «ядро», он изучал обширную литературу и источники на самые разные темы. Столь же широка была и тематика его публикаций. В 2000–2003 гг. он опубликовал цикл статей, в которых обосновывалась необходимость существования новистики: так Б. Н. предлагал назвать историческую дисциплину, призванную исследовать эволюцию глобальных исторических, этнических, социальных процессов, с привлечением данных экологии и других естественных наук. Благодаря широте интересов, увлечённости, кипучему темпераменту, недюжинному чувству юмора у Б.Н. всегда было много студентов и немало аспирантов, выбиравших его своим научным руководителем. Он никогда не отсиживался ни в каких «башнях из слоновой кости»: в 1960–1980 гг. отработал не менее двадцати сезонов «на картошке» со студентами, которых в советское время в сентябре регулярно привлекали для уборки урожая. С 1962 г. Б.Н. состоял действительным членом Географического общества СССР (ныне Русское географическое общество) и в 2002–2015 гг. возглавлял там Отделение истории географических знаний.

Далеко не все свои начинания Б.Н. смог довести до успешного завершения. Не всегда они встречали понимание администраторов отечественной исторической науки. Бразильские же компаньоны не всегда отличались обязательностью, а Маркос Пинту Брага погиб в декабре 1994 г. в дорожной аварии. Поэтому осуществление бразильских проектов шло и идёт трудно. Тем не менее Борис Николаевич Комиссаров оставил в отечественной и мировой исторической науке настолько яркий след, что к его трудам и наследию будут обращаться ещё многие годы. Те же, кто у него учился (к таковым принадлежит и автор этих строк), будут благодарно помнить Бориса Николаевича всю жизнь.

Сергей Александрович Исаев.