3 мая 2020 г. состоялось онлайн-заседание Американского семинара МАЭ, ИЭА и СПбИИ РАН: «Туземная святость» в иезуитском миссионерском дискурсе в Новой Франции XVII – первой половины XVIII в.

3 мая 2020 г. состоялось онлайн-заседание Американского семинара МАЭ, ИЭА и СПбИИ РАН. С докладом «„Туземная святость‟ в иезуитском миссионерском дискурсе в Новой Франции XVII – первой половины XVIII в.» выступил Андрей Федин, доктор исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории, международных отношений и международного права Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского.

По мере знакомства с туземным миром Северной Америки и успехов в его христианизации, французские иезуитские миссионеры избавлялись от априорных установок относительно духовных качеств «дикарей». Первоначальные низкие оценки моральных характеристик американского индейца уже к середине XVII в. были заменены противоположными, подчеркивающими его благородство и духовный потенциал. Но главным условием этой трансформации стало, прежде всего, принятие христианской веры. Более того, среди миссионеров постепенно стало формироваться представление об индейцах как о носителях большего морального и интеллектуального потенциала, чем анемичная, потерявшая веру Европа. Действительно, на глазах иезуитских отцов вырастала новая церковь, чистая от всех ересей и схизм, воплотившая не только контрреформационные идеалы, но где-то, в самих своих основах, выходящая далеко за их рамки, ближе по духу и формам к церкви времен апостола Павла. В этом контексте и формируется идея о том, что обращенный «дикарь» может быть святым, хотя концепция туземной святости окончательно оформилась в иезуитском миссионерском дискурсе лишь к началу XVIII столетия, когда было опубликовано житие ирокезской святой Катрин Текаквиты.
Официальное признание феномена «индейской святости» к началу XVIII в. (хотя бы в рамках иезуитского ордена), стало завершением долгой тенденции в колониальной агиографии Новой Франции: образ Другого, «благородного дикаря» расширился, включив в себя те знаки святости, которые до этого были лишь прерогативой европейского миссионера. Возможно, «духовное» уравнивание туземца и европейца отражало как степень христианизации аборигенного населения, так и эволюцию представлений иезуитов о роли и месте неевропейских народов в мировой истории.